Гимнастика жуковка для позвоночника

Алексей ШЕРСТОБИТОВ Леша Солдат ЛИКВИДАТОР Исповедь легендарного киллера ЭПОХА В ОПТИЧЕСКОМ ПРИЦЕЛЕ «Киллер номер один» — именно так окрестили следователи Алексея Шерстобитова по прозвищу «Солдат».И лишь несколько вопросов, заданных на допросе в конце карьеры, на которые вы, возможно, отвечать не станете да это и не обязательно — в ОПГ в любом случае найдётся кому ответить «Знаете ли вы этих людей?В виде тайника для перевозки я использовал приготовленный ранее синтезатор — он выполнял все необходимые для подобного инструмента функции, но из-за распотрошённых внутренностей играл не более 5 минут.Конечно, есть и исключения, в виде умеющих держать язык за зубами, но мы не можем не реагировать, и порой даже просто молчание указывало, в каком направлении необходимо двигаться — не мытьём, так катаньем.На поверку дня, правды ради, нужно заметить, что наши вожди были тоже не очень зрячими и компенсировали это жадностью, что и привело всех конечно, за исключением своей вины, на скамейку и, увы, не запасных!Какая странная ситуация ведь находящаяся рядом, всем устраивающая — и внешним очарованием, и красотой, и внутренним миром, и характером и поведением, — вполне могла оказаться тем недостающим, что нужно.Кстати, последний был его одноклассником и довольно близким человеком, о подарках которому, знает теперь, наверное, вся Москва, по крайней мере, о квартире и определённом ежемесячном денежном содержании. Десять лет его преступления сотрясали новостные ленты.Сказать, что сейчас я жалею об этом — не сказать ничего.Денег нет, в тюрьму неохота, жена с маленьким ребенком…Степень контроля была определена как постоянно личная.Да, я был счастлив, но сам же это счастье поломал дважды!Для этого он выбрал «лианозовских» с «Усатым» во главе.Но нет фотографии, а мало ли может быть всяких ситуаций?Таково было одно из проявлений тогдашней «законности».Кажется, больнее ей никто никогда не делал и не сделает!Зато прободрствовал ещё часов пять, и понял, что ошибся.Всё было как на ладони, а значит обтекаемо и проникаемо.Кстати о комплексе АБВГДйка — так называют её в народе. Он был фантомом, гением перевоплощения десятки паспортов, имен, образов…Что ж, он остался счастлив, отдав требуемое, и больше никогда не появлялся.Наверное, просто желание побыть одной показалось дерзким неповиновением.Я полностью поддерживал ее требования, к тому же они не касались финансов.Дома я не появлялся уже давно, встречались мы на снимаемых мною квартирах.Не знаю, кем он был, но мне показалось, что с него Врубель писал «Богатыря».После извинений я был прощён, и жизнь продолжалась, будто ничего и не было.Вообще, подход сегодняшнего дня мне не нравился, и не нравился изначально.Делаю вывод, что единственный выход — свернуть в боковой вход универмага.Такое впечатление, что сам я, сделай это, вот-вот отправился бы на тот свет.Эксперты, проводящие осмотр на улице, не смогли разжать кисть правой руки.Прошу прощения за иронию, но в написанном есть и доля правдивого ощущения. Его взяли, когда он отошел от дел, посвятив себя семье и маленькой дочке.Лёжа рядом с сокровищем своего сердца, я думал а много ли я могу ей дать?И прозвучит песня, финал которой будет либо печальный и грустный, либо…Но стоило раздаться крику, как кавказская масса закипела и ощетинилась.Хотя к тому времени этот мир также начал претерпевать бурные изменения.Конечно, позднее я нашёл помощников, или, точнее, мне «помогли» их найти.Я всё понимал, судя по его объяснениям, могло быть действительно поздно.Всё казалось никчёмным, и никому, кроме меня, а зачастую и мне, не нужным.Далее он поспешил на встречу с Таранцевым, а я, через пару дней, в Москву.Возможно, кто-то уезжал из дома, но я точно все это время находился в нем.Конечно, я спрятался бы, но эффект был бы отрицательный, а фурор большой. Мишенями киллера были крупные бизнесмены, политики, лидеры ОПГ Отари Квантришвили, Иосиф Глоцер, Григорий Гусятинский, Александр Таранцев…Сейчас же белый Мерседес-бенц Григория прибыл на секунду позже таких же шикарных драндулетов своего оппонента — вчерашнего мужчины в очках.Но сегодня я спокоен — ведро воды приведет пострадавшего в чувство, а на легко посеченном осколками цемента лице не останется даже шрамчика.В тяжкие минуты вы не удовлетворяетесь общепринятыми нормами и желаете обладать полностью не только телом и духом, но и душой и даже мыслями.Торговля чем угодно, где угодно и кем угодно разрослась настолько, что шагу ступить было некуда, чтобы не увидеть покупающего или продающего.Ремонтировали в сервисах-гаражах дорогущие иномарки, доставшиеся как-то и где-то, не имея своих квартир, все деньги тратили на бензин и отдых.Я молчал, пока сказать было нечего, единственным возможным вариантом было выжидать, вытягивая этим любую, возможно, спасительную информацию.Мы пару раз говорили с Гришей по этому поводу, и он утверждал, что недолог век человека, который, будучи преступником, не любит преступный мир.Дополню на следующий день после покушения, получив некоторую сумму, и от Григория лично уже ранее упоминавшийся «глок — 19» как знак отличия.Поняв, что по дороге скорее всего усну, поехал на такси, перехватив немного сна, как едущий пассажир- на несколько часов бодрствования хватит.Единственный выход — «потрепать» магазин за отдельную плату, далее полчаса бани, 15 минут парилки, которая не только очистила, но и взбодрила.Пришлось ехать «зайцем», усевшись на свободное место и хоть как-то пригладив взъерошенные твёрдые волосы, вызывающие несдерживаемые улыбки.Постольку, поскольку рассчитывать я мог только на себя, пришлось брать микроскопический пятизарядный «Ля фабрик», нож-пряжку, зонтик-стилет.Понятно, что всё решал патрон в цельной оболочке, но вот его-то взять было негде, да и некогда, я рассчитывал «работать» на открытой местности.Ведь на всех не хватало, а иные перестроиться не могли — работая по старинке, что тоже, потихоньку отмирая, приносило всё же некоторые доходы.Представляя себя на спине большой черепахи, медленно двигающейся за этими возвышенностями, здесь хотелось остаться надолго, может навсегда.Имеющаяся техника либо не подходила, либо была в недостаточном количестве, либо её просто было жаль, ведь, возможно, всё это придется бросить.Ко времени своей смерти он для одних стал просто флагом, а для других — разменной монетой, и для всех был носителем нежелательной информации.Какой частью тела Солоник упал на пол я не видел, потом я увидел, что Солоник лежит на животе, а Пустовалов, Шарапов и Гусев накинулись на него. Имел заказ Алексей Шерстобитов и на ликвидацию Бориса Березовского, но за секунды до выстрела последовала команда «отбой».Ехать уже никуда не хотелось, да и завтрашний разговор с вызванными сменами, бандюками и Левоном должен был состояться в .Хотя оттуда, где они находились, мир представлялся в более правдивом свете, отчего для жизни им требовалось меньше масок и…Этим эффектом, по всей видимости, пользуются органы, организовывая неожиданный допрос после такого же неожиданного ареста.«Захар» посмотрел, пожал плечами и передал Олегу со словами «Смотрите сами, братуха, думаю, на половине возврата сойдемся».Далее все осталось в памяти, как и оставалось всегда потом в виде фотографий — покадрово, с достаточно чётким изображением.Тачка на месте — домой, по пути — звонок Григорию и в ответ его команда без одобрения — послезавтра к вечеру явиться в офис.Там же сотни часов прослушанных телефонных разговоров и десятки толстых тетрадок — выписок из них, иногда целые разговоры.Такое противоречие в самом себе я и сам не могу объяснить, но эта двойственность, чем дальше, тем сильнее укреплялась во мне.Мраморный, с гранитными вставками пол, всё оттенённое зеркалами, — оставило впечатление, но не память об остальных мелочах.Но однажды всё же я чуть было не переступил черту, за которой была бы уже моя погибшая совесть и кровожадность Гусятинского.Раз десять пробовал засекать время при разных возможных вариантах, разумеется, в другом, зеркальном подъезде — бесполезно.Было какое-то предчувствие, мало того, я не успел пройти вперёд машины в арку, но, в любом случае, акустический контроль есть.И потянулись стройные клинья стай в сторону Эллады, состоявшие из людей от бандитов до газовщиков, нефтяников и чиновников.Надеясь, что выехали на пустынную местность, расставили банки на освещённый фарами автомобиля склон горы, и открыли пальбу.Поэтому если выделили себе две-три секунды для выполнения задачи, то они и должны остаться двумя-тремя секундами, не больше. Это предельно откровенная, подлинная история о бандитских войнах, в которых активно участвовали спецслужбы, о судьбах главарей самых могущественных организованных преступных группировок.За всё время нахождения в массе таких людей, окружавших меня, я старательно, всеми фибрами души, сопротивлялся проникновению в моё сознание этой филологической заразы, и, как кажется, удачно.В результате всё, что могло достаться из тумаков, досталось взбесившейся фурии, с конечным Колиным обещанием возместить все побои и оскорбления, которое, вылилось в десятую часть от кредита.Я не видел смысла в этом покушении, но, что бы показать человеку, что я отработал, выстрелил не по стоящему открыто, что было бы для него смертельно, а по уже севшему в машину, под защиту стёкол.И уже не знаешь, что и в отношении кого должен, но всем своим нутром чувствуешь безопасность — лишь в одиночестве, а жизнь — в обществе, которое обязательно от твоего присутствия пострадает.Ещё два дня, и оптимальное место покушения было определено — окно тренажёрного зала, выходившее в тёмный переулок, и все проблемы лишь в его высоте, которые решал подставленный заранее ящик.Выводы, после двухнедельного прослушивания телефона, были какие угодно, в том числе и о присутствии там всех возможных и невозможных компаний, в которых только не было искомого, то есть меня.По вечерам — развлекательные мероприятия, фейерверки, а завтраки, напоминавшие огромные банкеты, заставляли объедаться, поскольку постоянно обнаруживались всё новые и новые вкусные блюда.Кстати, основная схема, которой воспользовались, была изъята именно из-под «собачьего домика», для чего были привлечены местные взрывотехники, перепугавшиеся от таких непривычных коллизий. Автор не скрывает используемые им методики сбора информации, шантажа, конспирации, подготовки ликвидации…Друг о друге слышали, «старшенькие» навели необходимые справки, но встретиться поленились — и так всё ясно.Территориально это было в районе ТАСС, место с узкими улочками, что могло быть как спасением, так и ловушкой.Братуха посмотрел на внушительную сумму, где телевизор, видавший виду, был оценен как мерседес, а мерседес…Слуховые окна небольшие, примерно 30x50 см, давали удобную возможность для обозрения и производства выстрела.Разумеется, всё должно было произойти по выходу, а не по входу, о котором меня тоже должны были предупредить.О чём-то серьёзном подумав, «Ананьевский» кивком показал — следовать за ним, в жилой дом со одним подъездом.Задав пару вопросов и убедившись в моей полной готовности, полностью сбив меня с нужного ритма, он удалился.Многое, очень многое насторожило, но отступать было поздно, что сделано, то сделано, и пусть будет, что будет.Таким местом мог стать ресторан, и такой нашёлся — «Золотой дракон» на Каланчёвке, мой друг там уже работал.Чем дольше я смотрел, тем обречённей чувствовал себя никакого просвета, никакого выхода — всё это сделал я!А если ты начал понимать, что жизнь без семьи невозможна, но её состав ты не можешь себе представить прежним?Повторную встречу, опять вечернюю, я построил на принципе Гришиного оправдания на предъявленное обвинение.Приятно было наблюдать, поставив кресло наверху, рассвет или мчащиеся облака, уходящие далеко за горизонт…Думать станут друг на друга, а в конце междоусобицы просто забудут, заваленные более серьёзными проблемами.Удачно там оказалась собачья будка, куда и было припрятано послание, причём и здесь не обошлось без казусов. «Ликвидатор» — не беллетристика, не детектив, не литературное «мыло», не нудная мемуаристика.Вокруг никого, траектория полёта пули выше любой машины, двигающейся в потоке, отход свободен.А восторг — взыгравшая гордыня, отзывающаяся болезненной раной на совести и её слабом голосе.Раз сделка неудачная, значит нужно спросить с того, кто её готовил, — расслабившегося учёного!Скрипнула дверь, и две тени переместились из большого дома к бане, дверь которой захлопнулась.Лишь редкие встречи с девушкой — солнцем — и женой возвращали к нормальной действительности.В этом контексте я даже не могу себе представить свою реакцию, да и с какого места и что менять?Последнему перепадало меньше, но, по сравнению с «Солоником», всё равно гораздо большая сумма.Когда мы зашли в дом, то там находился Гусев и Пустовалов, причем последнего я до этого не знал.

Чтение не для сна и не от скуки.Это болезнь, и болезнь ужасная. Но как именно должно, я не знал.Но всё, что оставалось — ждать. И вот почему я потерпел фиаско. До этого осталось не так долго. Одним выстрелом — двух зайцев! Сестра его любила, отец уважал. Но, пообещав, пришлось сделать. И снятся ли те, которых ты убил?В любом случае, нужно бороться. Мы никогда не слышали и не читали ничего подобного.Ни я, ни мой друг этого не хотели и не могли принять.Только узнал я об этом не раньше, чем через полгода.Дальнейшая жизнь зависела полностью от самой Инны.Начал готовиться не спеша, хотя и так был уже готов.Илья был надёжен и я не раз полагался на его помощь.Глаза его горели азартом, и, скоро, работа закипела.Жизнь потеряла красочность и почти потеряла смысл.Он как был околосталинского образца, так и остался.Но моя непогрешимость в её глазах скрашивала и это.Из-за куска в этом пироге и разгорелся весь сыр-бор.Это была чуть ли не первая их акция в виде проверки.Итак, уже время к , холод за минус 30, а его всё нет.Я и Старцев оставались наверху смотреть телевизор. С первых страниц «Исповеди легендарного киллера» перед нами разворачивается эпоха в сетке оптического прицела.Я знаю, что когда-нибудь она сложится в полную картину, и с азартом добавляю в эту массу вновь добытую информацию.И ещё я поразился тому, сколько лиц я запомнил, и тому, как быстро выбрал, причём безошибочно, цели и задачи по ним.Ночью, приняв все решения и подведя итоги утром за чашечкой турецкого кофе, мы с Виталием ждали общего появления.Я же в это время был за стенкой, пытаясь выяснить у докторов настоящее состояние её здоровья, и утолял свой голод.Такие вещи планируются заранее, более скрытно и, разумеется, не так помпезно и не с таким количеством участников.Слушая разговоры, я почти не слышал счастливых людей, только дети еще обладали этим свойством, да иногда старики.Дав клятвенное заверение, что во всём разберётся сам, он запретил мне рисковать ради такого пустякового вопроса.Подробности я не знаю, очевидно, не хватило 50 или 100 метров, но купола своего над головой он увидеть так и не успел. До сих пор подобный жанр был фантазией писателей и сценаристов, примеряющих на себя роль киллеров и палачей грустные карикатуры или кровавые комиксы.Если были свободные деньги, а главное — время, то иногда, ближе к вечеру, мы звонили по известному номеру, а набиралось нас человек 5–6, представлялись…Мне кажется, я бы нашёл в себе силы сопротивляться любому чувству, если бы был рядом с ней, но после смерти матери мы провели вместе лишь несколько дней.Интересно, какая бы была реакция милиции, если бы гости, пришедшие на похороны, так же, наполовину открыто, устроили съёмку на похоронах их начальников?Мои перемены Гусятинского привели в восторг, потихоньку ошибочно убеждая, как и впоследствии братьев Пылёвых, да, наверное, и всех — такого не поймать.Что я мог ему сказать, о чём предупредить, если каждое сказанное мною слово будет передано его сотоварищам, а сам он уже в открытую говорил, что Пылёвы…Моих товарищей задержали, хоть и отпустили на следующий день, задав им несколько вопросов о моей личности, явно вытекающих из кем-то слитой информации.И если уж была ситуация, подсказывающая интуитивно какой-то сбой, то уходил в сторону или вообще разворачивался, стараясь не обращать на себя внимание.Впереди были Греция, Италия, ЮАР где, кстати, он и сделал пластическую операцию, впрочем, не сильно его изменившую и ещё чуть больше полутора лет жизни.

Эта книга низвергает психологов, изучавших сознание убийц и дерзнувших возвести свои заключения в научные истины.Вид согнувшегося человека, хватающегося за своё лицо, — всё осталось в памяти с осадком удачно выполненной задачи.Единственный выход — простота, она же надёжность, но не всегда это возможно в наш век бардака и высоких технологий.Он покраснел, затем побледнел, но ответил, наверное, убеждённый, что эта фраза мне объяснит всё «Ну то, где мы были».В любом случае, всё тогда произошедшее имело сходство с резанием по живому, но зашиванием подобно патологоанатому.Ленточка моя, как сигнализатор ветра весело развевалась, намекая на то, что если и не получилось, то не по моей вине.Смысл в следующем пока ты без мяча, правила действуют, но стоит лишь им завладеть, как включалось полное бесправие.Я слился с «финской дамой» «Аншутц», правым глазом ведя человека через прицел, левым — держа пространство вокруг.Из приобретённого кое-что пришлось отдать-часть разобрали «главшпаны» как сувениры, хотя мало что в этом понимали.Если встреча всё-таки происходила на снимаемой мною квартире, то устраивалось это за день-два до переезда на новую.Незабываемое чувство вот-вот исчезающей теплоты, вдыхаемой колющей свежести и прижимающегося ко мне жаркого тела.Неудобство заключалось в том, что «Валерьян» почти всегда в то время был дома, но и это решилось с течением времени.Не долго думая, я предложил оставить её в камере хранения, от измождения совсем позабыв о видеокамерах в аэропорту. У любого стекла есть критическая точка его разрушающая, найти которую невозможно, можно только случайно наткнуться.Я рад, что никогда ни в чём подобном не участвовал, имея возможность увильнуть, хотя бы только предчувствуя подобное.Мало того, даже желающие мне зла в конечном итоге получались мостиками спасения или решения, подчас сложным проблем.И после нет ни похмелья, ни угрызений совести, а только какие-то подозрения о неправильности сделанного, и то вряд ли.Цена и всё сопутствующее не вызывало подозрений, нужно только было встретиться с крышей, оказавшейся «бауманскими».Конечно, тогда их было совсем мало, но чем дальше, тем сложнее, а сегодня ещё и банкоматы и всевозможные регистраторы.Мы рванули, бежать было полтора-два километра по тёмному лесу и, желательно, не по дорожкам, чтоб не оставлять следов.Их можно было оснастить подствольными фонариками, целеуказателями, хотя это всё на любителя и, на мой взгляд, лишнее.Больше всего из потерянного мне жалко орден и орденскую книжку — наглядные доказательства того, что когда-то я был…У меня на Канарских островах, на самом большом из них, так полюбившемся за десяток поездок, появился небольшой домик.Двумя лёгкими движениями освободив жало стилета, я направился, улыбаясь сам себе, и иногда, издалека, приветливо ему. Это не сопливое покаяние с перехлестом самобичевания и тоски, это не циничная бравада снайперской виртуозностью и неуловимостью, это не любовные стенания, заметающие кровавые следы на жизненном пути автора.Не мне судить об этом человеке и о его делах, но можно задаться вопросом что было бы, если бы «Отарик» остался жив а он занимал тогда куда более весомое положение, а Березовский, именно о нем речь, канул в Лету?Место оказалось настолько интересным, что я снял номер в здании напротив, поселил там своего человека, что не очень помогало, но натолкнуло на мысль об использовании подобного помещения, правда для покушения.Раздобыв её загранпаспорт, через турагентство поставил визу в Испанию, купил билеты — конечно же, на Канары, где была снята квартира, дом ещё только оформлялся, а джип «Wrangler» стоял на стоянке перед аэропортом.Они же участвовали и в подъёме тела «Валерьяна» на дорогу в местечке Варибоби, предполагая, что оно заминировано, а, проверив, привязали к ногам трос и вытащили бьющееся лицом и животом о землю тело на асфальт.

Алексей Шерстобитов холодным рассудком, но с неостывшими чувствами и страстным слогом препарирует собственную судьбу, в бурном зеркале которой отразились поля сражений гражданской войны за социалистическое наследство.Подъехал на свое белой, только что освоенной «семёрке» жигулей и пересел через два квартала в автомобиль «Полпорции», где и дожидался подъехавших, надеясь обойтись показом быстро, чтобы успеть выполнить сегодняшний план.Честь и хвала терпеливым, просто красивым, умным, ставшим матерями, достигшим чего-то самостоятельно; честь и хвала тем из них, кто остался верен семье и мужу и любой ситуации, не бросившись осуждать или делить и выигрывать.Первая поездка, оказавшаяся не единственной, была в Париж, город; к тому времени для меня уже знакомый, куда мы отправились вместе с Алексеем Кондратьевым, тем самым, который убил моего хорошего знакомого, Юру Лукьянчикова. «Не плакать, не смеяться, не проклинать, а понимать» — этот философский афоризм предельно точно отражает авторский посыл «Ликвидатора» своему читателю.С друзьями детства по футбольной детско-юношеской школе олимпийского резерва, отношения с которыми сохранились и по сей день, при встрече о работе ни-ни.Кстати, иногда на стрелках он приговаривал, обращаясь к противостоящей стороне «На мне восемь воров, за каждого готов ответить, кто желает — подходите».Не прошло и часа, как подъехал тёмный Mersedes benz 124, из него появился крепкий, красивый, молодой человек в длинном плаще, одетый в заправленный в брюки свитер.Волосы тёмно-русые, правильные черты лица, взгляд, выражавший уверенность не только в своих силах, но и своих поступках, подтверждаемую твёрдой походкой.Но, возможно, здесь сыграли роль и гены прабабушки, которую вся станица называла «Зарезихой» из-за постоянно дерущихся за право ухаживать за ней мужиков.Прокурор на суде или адвокат стороны потерпевших задают эти вопросы с полной уверенностью и надеждой, что любой ответ воспримется присяжными негативно.О том, что я здесь, знает уже минимум три человека, и это при лучшем раскладе, а значит — ни о какой конфиденциальности в случае промаха речи быть не могло.Авторитет «прилетел» на двух машинах, произведя фурор и придав движение «муравейнику», и так же быстро исчез на одном автомобиле, подогнанном незаметно.Затем речь пошла о «братстве», «взаимовыручке» и крепости отношений в «лианозовской» братве, звучавшей, как реклама памперсов — с нами сухо и безопасно!Тянуть не имело смысла, к тому же мне опять навязывался помощник, и настойчиво предлагалось сейчас же доехать до «лианозовских кортов», где ждёт «Женёк».Оказалось, что у знакомого его знакомого в «русском районе» Миниди какой-то чудак, строивший своими руками дом, отвёл целый этаж под нравившуюся ему мню.Оказывается, в Афины на днях прилетал «Аксён» по тому же поводу, что и мы, и делами его должен был заниматься тот же человек, что и нашими — Саша «Студент».* * * «Ося» уехал, уехал ненадолго и «Валерьяныч», и наступила привычная пора одиночества, но с приятной разницей, заключавшейся в уйме свободного времени.В этой столице античность не только сохранилась, но и ещё, казалось, дышала, несмотря на всю свою полуразрушенность, подтверждая звание «вечного города». С Лешей Солдатом мы познакомились пять лет назад в тюремных застенках, где меня держали по подозрению в покушении на Анатолия Чубайса.А здесь в каждом дворе пацаняки на крутых тачках о сладкой и настоящей жизни рассказывают и, что важно, являются её наглядной рекламой.Но светлый стержень, пронизывающий насквозь все эти темные стороны, всё же был — безусловное, бескомпромиссное и бесконечное чувство!Но это после, а сейчас дышалось легко, здоровый, крепкий организм с трезвым разумом и огромным опытом по выживанию, просто наслаждался.Надо отдать должное Павел — отличный водитель, который прекрасно разбирался в автомобилях и всегда имел скоростные и красивые марки.В три часа ночи неожиданный взрыв сотряс стёкла, и рыжеватые оттенки пламени затанцевали кривыми рисунками решётки на стенах спальни.в результате я очутился в Лэнд Круизере, в обществе «Культика» и «Оси», что говорило о чём-то не только серьёзном, но и непредсказуемом.Номер один — отход и безопасность, всё по шагам, заранее продуманным, никакого форс-мажирования внешность, не торопиться, не спешить…У меня был надёжный тыл, пока я ощущал себя в семье — тёплый и негаснущий очаг, никогда не встречающий меня претензиями или поучениями.В «восвояси» было холодно, а по пути ещё и таможенники взяли пошлину за вывоз товара, скрытно напичканного винтовкой и патронами к ней.Я ни к чему не призываю, а просто констатирую факт, имевший место быть у конкретных людей, в конкретной ситуации и в конкретных судьбах.Место, где находился клуб, не блистало специально оборудованными точками для снайпера и пришлось расширить радиус в поисках такового.Второе я посетил через несколько месяцев — вулканическое плато перед самым пиком заснувшего вулкана Тейда на острове Гранд-Тенерифе.Здесь от Алексея я узнал много нового ведь я не виделся ни с кем уже более трёх лет, а, оказывается, что естественно, многое поменялось.Поэтому, всё взвесив, я выбрал то, что выбрал, хотя сейчас понимаю — возможно, выиграл бы более, если бы выбор пал в пользу «Петровских».Я уже был предупреждён, что вот-вот случится то, зачем туда поехала объединённая группа из «медведковских» и «одницовских» в 5 человек.После установки прослушивающих устройств, настройки и проверки их работы примерно через 3 дня он и Погорелов улетели обратно в Россию. Об этом я подробно написал в книге «Замурованные.Вход и выход запечатлены, теперь-домой — изучать.Найти его — дело чести, растрясти — дело техники.И, соответственно, не видел необходимости помочь. Но пожить там удалось уже не ему, а вдове и дочери.И всё же моя настойчивость тоже чего-то да стоила.Также и в этот раз, тем более маломощным патроном.Вообще, подобные указания «главшпанов» удивляют. Одна загвоздка как понять, вошёл человек или нет?Возьмите хотя бы уголовно-исполнительный кодекс. Мотивов больше для разрывов, чем для поддержания.На её «Ну так же нельзя, у меня есть обязанности!!! Хроники Кремлевского централа». реакция была незамедлительной. Есть ещё пару десятков патронов. Как это могло случиться со мной?! Оказалось, вляпался будь здоров. Там же была и вся носимая одежда.А вот пользы было предостаточно. Подъехавший оказался «Аксёном». Сам подобную решал года полтора. В общем-то, дело точного расчёта. В одной камере мы просидели две недели — не долго, но вполне достаточно, чтобы разобраться друг в друге.Сколько раз Господь отводил от меня худшее и предупреждал, давая очередной шанс встать на другую стезю.И лишь «Она» и её близость могли, если не собрать всё воедино, то, по крайней мере, не разорваться дальше.Пока определил её в «золотую клетку», надеясь сначала выяснить, а потом «разрулить» ситуацию с шурином.Как-то всё очень необъяснимо, быстро, непредсказуемо, и пока у меня было больше вопросов и несостыковок.Но почему мне заранее не показали место, почему столько участников и такая крупнокалиберная поддержка?После, правда, эта разница им была устранена, но уже в своём личном зале на собственной вилле в Марбелье.«Валерьяныч» оказался на удивление интересным собеседником, и прежде всего, своими взглядами на жизнь.Я ещё не знал, что с этим делать, но уже был убеждён, что сделаю, и сделаю спонтанно, бессовестно и дерзко!Нужно ждать и встречать все рейсы из Москвы, узнать, куда поселится, а дальше уже размышлять, что делать. Духовитый, по-хорошему интеллигентен, спокойный и сдержанный. Может быть, Богу — Богово, Цезарю — Цезарево, а падшим- падшее.Иногда, кажется, что всё, чего я касаюсь, превращается в пепел!!, и отвесить пинок, придающий инерцию для полёта метров на 5–6.Сразу понял, чего не хватает — аудиомикрофона с передатчиком.Спускаюсь в подземный переход и где-то там уже нахожу телефон.Разумеется, как и у всех, у кого подошёл подобный период жизни.Через некоторое время в этом кругу появлялись некоторые жёны.Он увяз глубоко и надёжно, и, прежде всего, своими мотивациями.Необходимы устройства для «прослушек» уже были приготовлены.

Внешне он больше походил на отдыхающего, чем на заключенного, над которым нависла гильотина уголовных дел с долгим перечислением жертв, павших от его рук.Вдруг его заплывший глаз, по-видимому, прозрел «третьим оком», и он воочию увидел грустную картину своей перспективы в случае продолжения отпирательства.Газеты пестрили заголовками о стрельбе в упомянутом месте и шести убитых, телевидение не отставало тоже, милиция в результате отрапортовала о разборке с.Но это случилось гораздо позже, после двух лет моего исчезновения, которое могло произвести и произвело впечатление исчезновения без вести, а то и смерти.Из-за переделанных Сашей схем и перестановки некоторых агрегатов туда теперь помещалась любая винтовка или автомат, разумеется, в разобранном состоянии.Ждать смысла больше не было, и я, сделав круг пешком, осмотрел все подозрительные, окружающие дом Григория объекты, не найдя ничего подозрительного, вошёл.Радоваться было чему — ведь внутри автомобиля оставалась чуть ли не единственная электроника и аппаратура для фото- и видеосъёмки и хранения информации.Эти женщины были чем-то похожи своей необузданной и в то же время контролируемой внутренней силой и духом противоречия, но в остальном совершенно разные.Для начала пришлось раздать кучу денег тем, кто мог помешать, не без доли острастки, конечно, и администрация с милицией в тот день с этого участка исчезли.Закономерностей здесь нет, поскольку люди воспитанные в духе уважения прежде к себе, а далее — к окружающим, подобным образом вести себя никогда не будут.Правда, если вспомнить рейдеров, как узконаправленную и жутко прибыльную часть криминального пирога, понимаешь, что вышесказанное не совсем справедливо.Мне же нужны были неприметные и более практичные марки, да и самодостаточность ценилась больше, чем падкость на всякого рода подобные недешёвые презенты.Место, где сбываются, казалось бы, недосягаемые желания, оно нравилось мне больше, чем любое другое, в любом другом уголке мира, когда-либо мною посещаемое. Чтение для него было больше, нежели просто досуг.Кроме того, что где раньше был свет, вползла тьма!Но сработал я только через месяц или чуть больше.А если это самые яркие впечатления в твоей жизни?Но, независимо от всего, шоу должно продолжаться!В их планах я существовал лишь до смерти Пылёвых.Ответ появился быстро, через знакомых силовиков. », — ничего не находил в ответ, кроме как «Солдат! Шерстобитов словно пытался подобрать ключи, способные открыть смысл собственного бытия, ключи к праведному покаянию.Путей отхода должно быть несколько, все они просчитываются по временным, световым рамкам день — ночь, светло — темно.Тяжело, но возможно разглядеть в суете человеческой жизни, даже в границах одного часа, стройную линию, ведущую к цели.Солоник при этом все время оказывал сопротивление, что-то пытался говорить, «ругался», пока Пустовалов его не задушил. И вот спустя годы в моих руках оказалась толстенная рукопись, цена которой человеческие жизни, разорванная любовь, годы розыска и безвременье тюремных коридоров.Есть путь ко спасению, а жизнь человеческая, проходит одним из двух путей, и оба через грех один с радостью ему, другой в борьбе и сопротивлении — третьего не дано.Было и по-другому и по-другому заканчивалось, как скажем с «Птицей» и его «Птицинскими» при перестрелке у театра Советской армии и Музея вооруженных сил в 1994 году.Участковые заявились второй раз, но, испугавшись жёсткого отпора со стороны приехавшего в гости отца, пожилого человека, но с боевым прошлым, быстро ретировались.Приблизительно знал, что Гриша часто заезжает играть, а казино оказалось одно, будет тренироваться в зале, и искать надо самый помпезный, как, впрочем, и рестораны.Потом я уже чётко знал две вещи — с Пылёвыми наши цели совпадали, правда, они ещё об этом не знали, и без меня им до Гусятинского не добраться, а это веский аргумент.Совсем поравнявшись с ним, надо было нанести два удара, хотя достаточно и одного — в область сердца, а надёжнее всего — в шею, по причинам, которые описывал раньше.Не станем предполагать возможные последствия, зная сегодняшний исход, и не очень важно для меня лично, сыграли ли со мною злую шутку принципы, впитанные с детства.Несмотря на его более чем 60-лет-ний возраст, им можно было успешно пользоваться и применять, хотя бы даже по броне, которой часто оборудованы современные лимузины.

Опубликовал: gaplcorn   |   Просмотров: 5534   |  

otis683